Интервью

- Ваш путь в шоу-бизнес был тернистым и извилистым?

- Скорее он был долгим и интересным. Я начал играть на гитаре еще в музыкальной школе, позже был гитаристом в разных популярных, запрещенных властями рок-группах, работал с Володей Пресняковым – старшим в проекте «Провинция». В то время это была «звездная команда»: в ней выступали Глызин Алексей, Пресняков Владимир младший и Минаев Сергей. Было продано три миллиона пластинок «Провинции», но с этой «трижды платины» мы ничего не получили, потому что выпустили диск во времена фирмы «Мелодия». На Западе группы с такими тиражами альбомов становятся миллионерами. Позже я покинул сцену и стал продюсером, причем у меня это неплохо получалось.

- Почему Вы решили заняться сольной карьерой?

- Хотя последние проекты были удачными, они не могли до конца воплотить мои творческие идеи. Сейчас представилась возможность выпустить сольный альбом, который я вынашивал очень долго. В него вошел весь материал, скопившийся за долгие годы вне сцены.

- Ваш клип и сингл «Пьяница» находятся в горячей ротации. Вы уже «пожинаете» первые лавры популярности?

- Я не думаю о лаврах, скорее очень сильно верю в свой новый альбом, и этой верой и радостью хочу поделиться со слушателями. Лавры же – дело наживное. Правда, некоторую отдачу от ротации я уже получил: в декабре у меня прошли первые эфиры, а первые гастроли начались в марте. Это очень короткий срок для «раскрутки» артиста.

- Какие исполнители наиболее близки Вашему восприятию музыки?

- У меня много кумиров, причем диаметрально противоположных по духу: с одной стороны мне очень нравится Зыкина Людмила – настоящий Голос России, а с другой – исполнители, которые могут выступать «живьем»: Володя Пресняков, Агутин Леонид. Из зарубежных «поп-идолов» мне импонируют Элтон Джон, Стиви Уандер, Стинг и многие другие.

- В этом году многие полузабытые исполнители старого рока стали выпускать вполне достойные роковые альбомы. Почему вы решили выпустить поп-альбом?

- «Пьяницу» нельзя однозначно назвать поп-альбомом: он просто состоит из красивых и в большинстве своем медленных песен. Любая музыка должна строиться на мелодии, и хотя я большой любитель рока, но в душе - человек сентиментальный и предпочитаю мелодичную музыку. Что касается рока, то это бунт. Как только его разрешили, он стал непопулярным и никому не нужным. Единственные, кто держится «на плаву», - это киты русского рока Б.Г.(Гребенщиков Борис) , «Машина времени»… А дебютный сольник в духе старого доброго рока сейчас раскрутить невозможно.

- Альбомы, которые очень долго продумываются, получаются либо вымученными, либо очень достойными. Что Вы постарались вложить в свою музыку?

- Я очень долго вынашивал мысль о записи альбома, а не саму концепцию. Когда у меня оказывалась свободная минутка, я садился и думал только о том, как записать альбом, а не о том, каким он будет. В конце концов, я просто сел на студии и записал его всего за две недели. Это чрезвычайно малый срок, поэтому все эмоции, которые бурлили во мне , выплеснулись в этом альбоме, так и не успев перегореть.

- В последнее время в поп-музыке прослеживается стремление использовать современные техно-звуки и этнические мотивы. В «Пьянице» есть подобные модные «фишечки»?

- Я сделал попытку их использовать. Мой друг Сережа Овчинников принес мне на студию песню «Горько». Вместо того, чтобы записать ее в старых добрых традициях старой попсы, я решил поэкспериментировать со звуками. Результат оказался таким: песня вошла в молодежный сборник «Выпускная вечеринка» и по опросам компании “REN Records” заняла в нем лидирующее положение по прослушиванию. Что касается фолка и этники, то многие исполнители их ищут модные идеи. Я не чувствую необходимости смешивать стили, в мой альбом вошли просто красивые песни. Но в перспективе я буду пробовать необычные звуки, которые поклонники поп-музыки еще не слышали.

- Своим названием альбом обязан Вашему настроению?

- Не совсем. Песни в нем подобраны таким образом, что отражают мои основные жизненные этапы. Альбом состоит из отдельных картинок моей жизни, и «Пьяница» – одна из них. Все песни – это чистая правда обо мне, так что человек, послушавший альбом, получит представление о том, кто я и для чего живу на Земле.

- Каким образом происходил сам процесс написания песен для альбома?

- По принципу «берешь гитару и начинаешь петь»: чистая импровизация, в которой рождается песня и «рыба» текста: его потом доводят до ума профессионалы.

- У Вас бывает так, что песня приснилась, и посреди ночи Вы вскакиваете с постели, чтобы записать ее?

- Потрясающие мелодии приходят на ум, когда я еду в машине, и я проклинаю себя за то, что не взял диктофон. Когда я останавливаюсь – все забываю.

- Вы не планируете, как Владимир Кузьмин, призвать какого-нибудь модного ди-джея и сделать ремиксы на Ваши песни?

- Пока у меня не возникало такой мысли. А если возникнет, то ремиксами я все равно заниматься не буду. Я могу написать что-нибудь танцевальное, а переиначивать медляки в «унца-унца» не буду, потому что мне не нравится, когда на красивые медленные песни делают танцевальные ремиксы.

- Вы продолжаете традицию поп-музыки: поете о любви и всех ее проявлениях или предпочитаете нетрадиционные темы?

- Чтобы быть «нетрадиционным», нужно писать экстремальные тексты, лишенные смысла с нецензурными словами, чтобы в них был конфликт, или просто: «Убили негра, негра замочили!» Я такие песни понимаю, но не могу сказать, что они мне близки. Мои песни - о жизни, любви, дружбе…

- На обложке Вы изображены на фоне штормового моря. Это соответствует настроению альбома или означает начало сезона штормов?

- Я очень люблю море. В сущности, я – как море: бываю штормовым, падаю в штиль. Последнее бывает чаще. Музыку я пишу в «штиль», потому что больше люблю задушевные, лирические песни, а на обложке постарался изобразить себя в более пасмурном – штормовом варианте.

- Вы не боитесь выпускать дебютный сольник в посткризисное время, когда даже у «грандов» шоу-бизнеса существенно упали объемы продаж?

- Не боюсь, потому что долгие годы занимаюсь продюсированием и неплохо знаю шоу-бизнес. Я выпускаю альбом не как подарочный – для раздачи друзьям и знакомым, а как коммерческий – для продажи.

- С каким настроением лучше всего воспринимается «Пьяница»?

- В одиночестве, когда становится грустно и хочется посидеть на полутемной кухне, где свистит чайник… Человек послушает этот альбом и найдет в нем собеседника или даже друга. Под него, наверное, здорово ехать под дождем по вечернему городу и негромко подпевать.

- После выхода альбома Вы планируете концертный тур?

- Конечно, но только не слишком масштабный, концертов на 20.

- Какую публику Вы хотите увидеть на своем концерте?

- Не хотел бы видеть «крутых», хотя наверняка это произойдет. Лучше бы пришли простые, обычные люди, которым не платят зарплату, у которых тяжело на душе… Хотя, если не платят зарплату, то не на что купить билет.

- Вы следуете модной на эстраде тенденции «фанерных» выступлений или поете «живьем»?

- Только «живьем». Бывает, что я отказываюсь выступать в клубах, в которых нет нормальной аппаратуры для «живого» концерта. Говоря откровенно, под фонограмму я работать не умею. Мне кажется, что проще спеть песню, чем научиться открывать рот в такт. Все-таки честнее работать хотя бы под «минус один». Даже на больших концертах, где все без исключения работают «под фанеру», я прошу звукорежисссера не включать микрофон и пою «поверх» своего голоса.

- Кто потенциальный слушатель Вашего альбома?

- Проблема поп-сцены заключается в том, что сейчас все забито танцевальной музыкой для тинейджеров и создается впечатление, что люди, кому под 30, не слушают музыки. Мои песни для тех, кто любит задушевные напевы, под которые можно сладко погрустить, что-нибудь вспомнить. Вот на мыслящую сентиментальную аудиторию от 25 до 40 лет и старше я и рассчитываю.

- Самыми активными покупателями компактов являются люди 25-40 лет…

- Многие покупатели будут именно этого возраста, а дети купят этот альбом, чтобы сделать приятное своим родителям.